февраля 02, 2008

Как Бродячий Проповедник Покорял Африку (ч.5 Монастырь Св. Екатерины)

0 коммент.

МонастырьПродолжим повествование о заморских приключениях Бродячего Проповедника в басурманской стране. Начало – ч.1, ч.2, ч.3, ч.4. Итак, мы оставили наших героев в вонючем и грязном граде Каире. Им еще много интересного предстояло впереди. Они собрались покинуть африканский континент и переместиться на Ближний Восток, а точнее Синайский полуостров…


Рано утром, собрав свой нехитрый скарб, мы с Саньком дружно потопали в сторону главного Каирского автовокзала Тургоман. До Синайского монастыря Св. Екатерины рейсовый автобус шел только один раз в сутки, поэтому важно было не опоздать на него. Иначе нам маячила перспектива еще на один день задержаться в ненавистном нам Каире. Мы купили билеты и устроились поудобней в своих креслах. Путь предстоял неблизкий – примерно 8-10 часов.


Спать не хотелось, поэтому я то посматривал арабскую комедию, то в окно на пролетавшие мимо пустынные египетские пейзажи. Мне было уже привычно, что аборигены на нас посматривали с некоторым удивлением, почему это белые люди едут, как все простые смертные, в обычном рейсовом автобусе. Но нам это уже было не в диковинку - все-таки две недели находились в Египте к тому времени. От скуки я заговорил с сидящим по соседству молодым горячим египетским парнем.


Он ехал на вахтенный приработок в Шарм-Эль-Шейх (ну неистребима у меня жажда общения с людьми). Кстати сказать, этот абориген мне поведал, что в туристических районах Египта (Шарм-Эль-Шейх, Хургада и иже с ними), очень даже неплохо живется для тех, кто смог туда пристроиться. Это сродни Москвы для воспаленного воображения жителя Средне-Русской возвышенности какой-нибудь Тамбовской губернии, который думает, что только в ней прячется Эльдорадо (заметьте, что без кавычек, и не принимайте за скрытую рекламу).


Так вот, средний заработок в туристический районах Египта составляет от 500-600 «убитых енотов» и выше, что, согласитесь, совсем неплохо на фоне среднего заработка в Каире (даже вспоминать о нем противно, тьфу!). Поэтому жизнерадостность и улыбчивость этого молодого аборигена была вполне оправдана. Мы болтали с ним о том, о сем, чтобы как-то скоротать наш общий путь.


За окном пролетали горы, горы, горы и песок. Горы невысокие и имеющие красноватый оттенок. Это было как-то непривычно моему взору и немного навевало грусть и тоску по родной России-матушке с ее березками, соснами и зеленой травке (у Бродячего скатилась скупая мужская слеза по левой щеке).


Наш путь постепенно подходил к концу. Через определенные дорожные отрезки автобус проезжал посты полиции, так как в Египте действуют мусульманские террористические группировки. Нас уже не удивляли и не беспокоили эти проверки на дорогах. Автобус въехал на территорию Синайского заповедника, по поводу чего арабы с радостью взяли мзду с двух белых людей и даже дали билетики (ну не откажешь аборигенам в предприимчивости – голь на выдумки хитра).


Мы с Саньком вышли на остановке, от которой надо было еще топать до монастыря километра три. День клонился к закату. Время уже близилось к 20-00 пополудни. Нам предстояло как-то «вписаться» в эту монашескую обитель, но мы еще не знали как. Ну да ничего – война план покажет!


Около монастырских стен прогуливался какой-то монах в скромном одеянии. Я у него спросил, мол, любезный отче, не подскажешь ли нам, кто здесь старший. Монах ответил, что благочинный монастыря уехал по делам и приедет к 21 часу. Что-ж, мы проделали почти десятичасовой путь сюда, подождем еще часик, плевое дело. Мы с Саньком уселись подле величественных и древних монастырских стен и стали ждать.


Вдруг раздалось оперное пение, которое эхом отзывалось по Синайским горам. Пение было женским. Я недоуменно посмотрел на монаха, но на его лице не дрогнул ни один мускул – видимо для него это было не впервой. Мне подумалось, что это у какой-то оперной певички «запела» душа, когда она полезла в горы (а что еще оставалось думать?).


В начале десятого приехал отец благочинный, вышел из машины и быстрым шагом пошел в сторону монастырских врат. Я пристроился за ним и стал говорить ему на аглицком наречии, что мы паломники, приехали из Москвы и хотели бы пожить какое-то время в монастыре, приобщиться его духу, поучаствовать в послушаниях. Он шел молча и ничего не отвечал. Я подумал – трындец! Придется нам сегодня ночевать под южным небом Египта, ан нет! За благочинным шел какой-то чел в кепарике и очках, местной наружности. Впоследствии я узнал, что это правая рука благочинного и он копт.


Когда мы вошли на территорию монастыря, копт поманил нас с Саньком за собой вглубь территории. Он провел нас в келью (монастырская комната), взял наши паспорта и оставил одних. Отец благочинный так и не проронил ни слова (как выяснилось потом, он просто не знал аглицкого наречия – монастырь то греческий). Оглядевшись вокруг, мы поняли, что попали в совсем неплохие условия – в келье был душ с горячей водой, туалет, кровати были заправлены свежестиранным бельем и на них лежали полотенца. Живеееем, Санееек!


Тут возвратился копт и отдал нам наши паспорта. Нам разрешили пожить в монастыре пять дней. Я заметил, что они посматривали на нас с некоторой опаской – они еще не знали, что мы добрые и «пушистые» и даже с «крылышками»! И зажили мы, как в духовном санатории – ходили по утрам на службу, потом утренний прием НАСТОЯЩЕГО ХОРОШО СВАРЕННОГО КОФЕ в архондарике (что-то вроде приемной монастырской для паломников). В 12-30 обед вместе с монастырской братией. Готовят там очень вкусно и сытно – на столе всегда есть фрукты и даже египетское вино (дрянь полнейшая). Ужин по монастырскому Уставу был в 18-00, после вечерней службы.


Испытательный пятидневный срок мы прошли вполне достойно, вследствие чего нас не стали просить покинуть монастырь. Как раз наступали большие церковные праздники, которые мы с Саньком хотели встретить в ограде монастырской обители. В общем, Господь нас не оставил! Днем, в самую жару (примерно с 13 до 16 часов) наступала «сиеста». Мы обычно спали, а я потом в ближайшей бедуинской деревеньке (мягко сказано, там полно джипов и спутниковых антенн) нашел Интернет-клуб, куда и стал захаживать. Когда солнечная активность спадала, мы лазили по окрестным Синайским горам, коих там несть числа.


Необходимо сделать краткий исторический экскурс про монастырь Св. Екатерины. Он построен еще в 6 веке по Указу византийского императора Юстиниана. Им был послан в Египет по просьбе тысяч монахов, которые здесь подвизались в горах, свой помощник и рабочая сила, которые и должны были возвести монастырь с толстыми стенами. Эти стены должны были уберечь монастырскую братию от набегов варваров и арабов.


Только была одна «загвоздочка» - император Юстиниан повелел своему помощнику построить монастырь на горе Моисея, где он получил 10 заповедей для древнееврейского народа. Осмотрев это место, сделав расчеты, помощник ослушался Указа императора и построил обитель у подножия двух гор, между ними. Это было обусловлено тем, что высоко в горах можно было легко отрезать монахов от внешнего мира и взять монастырь осадой.


Помощник, который сделал благое дело для монахов, плохо кончил, к сожалению. За ослушание и пререкание с императором Юстинианом ему отрубили голову. История не сохранила его имени для потомков. Вот так бывает! В монастыре хранятся мощи Св. Екатерины. Она была очень красивой и мудрой, уверовала во Христа и пострадала за Него в 3 веке от рук языческих гонителей. За свои великие страдания и мучения Церковь называет ее Великомученицей.


Каждый день ее мощи в 12-00, после краткого молебна, выносят для поклонения верующим из алтаря базилики (церкви) Преображения Господня. Мы с Саньком ежедневно встречали группы русских паломников, которые приезжали на один день в монастырь. В монастыре так же находится вторая в мире по размерам и богатству, после Ватиканской, сокровищница древних икон, книг и тому подобного. К сожалению, нам не удалось в нее попасть, потому что монах-хранитель уехал по монастырским делам в Америку.


Два раза мы с Саньком поднимались на гору Моисея, где этот боговдохновенный пророк получил 10 заповедей от Бога для древнееврейского народа. Они единственные из всех народов в то время верили в Единого Бога. Вид с вершины горы открывается изумительный. Вокруг сплошные горы, горы и снова горы. Как я уже упоминал, они имеют необычный красноватый оттенок. Особенно красиво при восходе Солнца – все вокруг становится багряным! И только тогда я понял, почему «запела» душа и голос той неведомой оперной певицы. Это действительно потрясающе!


Бродячий, со своей неистребимой жаждой общения и любознательности, перезнакомился почти со всей монастырской братией, коих там обитает совсем немного (человек 20, не больше). Особенно он подружился с секретарем настоятеля монастыря отцом Самуилом. Бродячий частенько к нему захаживал в монастырскую резиденцию.


Мы там проводили неспешные беседы (правда, давались они нам с трудом – я не знаю греческого, а он плохо знает английский). Отец Самуил, от доброты своей душевной, записал мне 7 дисков с греческими монастырскими песнопениями в формате MP3. Мы с ним до сих пор переписываемся по электронной почте и поздравляем друг друга с разными праздниками.


18 дней нашего пребывания в этой чудесной монастырской обители пролетели для нас как-то незаметно. Пора было дальше продолжать наш вояж. У нас еще оставалось 8 дней до отлета, которые мы хотели посвятить отдыху на Красном море. Нас ждала поездка в Дахаб…


Продолжение следует…


Бродячий Проповедник



---------------------------
Подпишись по RSS - не пропусти самое интересное! Я на Twitter - ты со мной? Реклама на блоге

Похожие статьи:



0 коммент.:

Отправить комментарий